Английский с удовольствием

Как надо и как не надо учиться языкам

Previous Entry Share Next Entry
Чем метод Шехтера отличается от других
Максимыч
maksimych_1947


Эмоционально-смысловой подход к человеку при порождении и развитии его речи на чужом языке – так полностью называется это научное направление, известное как "метод Шехтера". Этот подход возник у нас в начале 70-х годов 20-го века как революционный прорыв в обучении языкам, и сразу дал поразительные результаты. Он вызвал естественный восторг у многих людей, которые до этого долгие годы безуспешно пытались учить язык в школах, вузах и на традиционных языковых курсах. У большинства в итоге ничего не получалось, и они посчитали себя "неспособными к языкам", а тут вдруг произошло "чудо": буквально через месяц они свободно заговорили на иностранном языке. При этом их не заставляли зубрить слова и не мучили грамматическими упражнениями. Занятия проходили в игровой форме, в непринужденной обстановке, в режиме отдыха и развлечений в приятной компании.

Новый метод вызвал тогда такой испуг у партийной номенклатуры, что самому И.Ю.Шехтеру и его последователям просто запретили открыто обучать языкам всех желающих. Закрытые курсы в 70-е и 80-е годы функционировали только в Госплане при Совете Министров СССР, слушателей на них направляли "компетентные" органы. Отсюда и пошли легенды, будто Шехтер работал на КГБ и занимался подготовкой разведчиков. На самом деле там учились чиновники высокого ранга, их дети, а также дипломаты, космонавты, режиссеры, писатели.

В 90-е годы, когда запреты сняли, И.Ю.Шехтер возглавил кафедру эмоционально-смыслового обучения в Новом Гуманитарном Университете. Тогда же была создана Авторская Школа Шехтера и ряд ее филиалов – других школ и курсов, работающих на основе эмоционально-смыслового подхода, где в принципе каждый желающий может пройти обучение.

Суть эмоционально-смыслового подхода проста и естественна. Речь человека – не есть сумма фактических знаний. Речь – навык, свойственный человеку. Поэтому вместо того, чтобы накапливать знания о языке, занимаясь зубрежкой слов и изучением правил, следует заниматься прежде всего выработкой этого навыка – порождением речи, а затем ее развитием и коррекцией.

В основе порождения речи – подражание. Для обеспечения этого служат так называемые предъявления, во время которых студентам предъявляются речевые образцы в виде осмысленных фраз, которые они должны повторять вслух за преподавателем (или за диктором, если используется аудиозапись). В процессе предъявления происходит загрузка в память речевых образцов, чтобы дать мозгу материал для порождения речи. При этом от студентов не требуется сознательно запоминать эти фразы, заучивать их наизусть. Процессы речепорождения идут на подсознательном уровне. Так что эта работа не очень напряженная. А игры с карточками в паузах предъявления способствуют выработке навыков чтения.

В основе развития речи – этюды, т.е. сценки или ролевые игры, которые студенты разыгрывают между собой. При общении друг с другом у них не возникает психологического барьера, как при ответе преподавателю перед аудиторией. В этюдах задачи ставятся не учебные – вспомнить какие-то слова и построить из них фразы (как при традиционном обучении), а практические – купить нужный вам билет, взять такси и доехать вовремя до аэропорта, получить номер в гостинице, заказать ужин в ресторане, купить сувенир в магазине и т.д. и т.п. Речь в этюдах – полная импровизация, говорить можно любыми словами, лишь бы добиться нужного результата. Наличие практической задачи – сделать что-то, пользуясь языком – обеспечивает спонтанное порождение и развитие свободной речи "от себя". Исчезает страх говорить на чужом языке, появляется уверенность в себе – ведь вы приобретаете опыт общения в разнообразных ситуациях.

Грамматические ошибки на начальном этапе преподаватель корректирует только в тех случаях, когда они искажают смысл. Следуя принципу "иностранный – как родной", сначала нужно выработать навык говорения. На первом этапе главное – чтобы человек заговорил, мог выразить свою мысль понятно, пусть сначала и не вполне корректно. Отсутствие страха сделать ошибку способствует снятию "речевого барьера". С основными правилами грамматики познакомиться, конечно, необходимо, но не с грамматики следует начинать – вот в чем дело. Правила гораздо легче усваиваются, когда их можно подкрепить уже знакомыми примерами употребления. Второй и третий этапы обучения в значительной степени посвящаются коррекции речи. Здесь ставится задача выразить свою мысль не только понятно, но и грамматически правильно. Таким образом, в отличие от традиционного обучения, грамматика по Шехтеру вторична по отношению к речи. Правила описывают речь, а не речь строится по правилам. И в самом деле, разве на родном языке мы говорим правильно потому, что знаем и каждый раз вспоминаем то или иное правило? Нет же. Мы говорим правильно по интуиции: мы просто чувствуем, что так говорят, а так не говорят. И наша задача – развить такое же чутье, когда мы говорим на иностранном.

Вообще заявления Шехтера в его интервью, что не надо изучать грамматику – это гипербола, сильное преувеличение. Мало того, что 2-й и 3-й циклы обучения в значительной степени посвящены коррекции речи, на самом деле грамматику осваивают и на первом этапе, буквально с первого дня. Просто студентам не говорят, что они занимаются грамматикой. Например, человек по сюжету этюда рассказывает о том, как он провел вчерашний день, где был и что делал. Поверьте мне, что при этом он гораздо лучше усвоит "прошедшее время", чем если выучит правило и даже выполнит грамматические упражнения, а потом будет молчать, вспоминая это правило. Ибо думать о грамматических правилах и о смысле высказывания одновременно практически невозможно. Таким образом вся необходимая грамматика дается незаметно для обучаемых. Они могут поначалу и не знать, как называется та или иная категория в учебниках грамматики, но зато они будут правильно ее употреблять, а ведь именно это и нужно. Знание правила, увы, еще не обеспечивает его автоматического соблюдения. Самое главное – развить навык правильного употребления, выработать чутье того, как англичане говорят, а как не говорят. Слушатели, которые приходят к нам после других курсов, обычно знают правила, а говорят все равно с ошибками. Хотя в конечном итоге наши знают правила не хуже (обычно даже лучше), но в отличие от традиционного обучения, не ради знания правил мы изучаем грамматику, а для того, чтобы говорить правильно, чтобы не делать речевых ошибок. Нацеленность не на схоластическое знание, а на практическое пользование языком – вот отличительная черта эмоционально-смыслового подхода.

Метод Шехтера реально работает – это проверенный факт. Для большинства людей – это самый верный способ быстро заговорить на иностранном языке. Это не халтура и не реклама. Это правда – лучшей методики на сегодня нет.

Справедливости ради надо признать, что сама идея о том, что изучение чужого языка должно идти прямым путем, подобно тому, как дети осваивают родной язык, родилась давно. Натуральный метод – обучение посредством подражания – это вообще самый древний метод обучения языкам, которым пользовались еще до возникновения школ. В школах же господствовали классические лексико-грамматические методы. Однако уже в 19-м веке начали появляться так называемые коммуникативные методы, авторы которых (Берлиц, Гуэн и другие) ставили задачу – научить человека говорить бессознательно, не задумываясь, не строя фразы и не переводя в уме слово за словом.

Развитием коммуникативных методов явился метод суггестопедии Георгия Лозанова, появившийся в 1960-е годы в Болгарии. Занятия по методу Лозанова напоминали спектакль. Играет музыка, учащиеся в свободной позе сидят в кружок, откинувшись на спинки кресел. Им присвоены иностранные имена, распределены роли. Разыгрываются ситуации из литературных произведений, различные сценки из современной жизни. Такая атмосфера невольно подводит человека к необходимости общения. В ролевых играх люди перевоплощаются, становятся раскованными. Они все более свободно начинают говорить на иностранном языке. Результаты обучения по методу Лозанова оказались поразительными: уже через месяц те, кто не знал ни одного иностранного слова, могли объясняться почти свободно, от себя.

По мнению Лозанова, при обучении очень важен авторитет преподавателя. Благодаря ему процесс запоминания проходит быстрее. (Суггестопедия буквально означает внушение знаний). Большое значение имеет и группа. Состоящая из людей с разным темпераментом, с разным типом личности и жизненным опытом, группа превращается в некий энергетический организм. Люди при этом сами меняются, они становятся более общительными, более уверенными в себе.

Методом Лозанова заинтересовались некоторые наши преподаватели, в том числе – Игорь Шехтер и Галина Китайгородская. Переняв основные приемы Лозанова – занятия ежедневно, в группе, в игровой форме, без зубрежки, с музыкой, с песнями, с чаепитиями – они не приняли суггестопедию в качестве теоретической основы метода и создали свои теории: И.Ю.Шехтер – “эмоционально-смысловой подход”, Г.А.Китайгородская – “метод активизации резервных возможностей личности и коллектива”.

Занятия по эмоционально-смысловому методу проводятся в группах числом от 6 до 16 слушателей – ежедневно по 3 часа. Без обязательных домашних заданий. Полный курс обучения – три цикла. Каждый цикл – 4 недели. Между циклами – перерывы по 1-2 месяца.

Задача 1-го цикла – порождение и развитие речи в условиях повседневного межличностного общения на бытовом уровне (попросту говоря, научиться вести беседу), а также выработка навыков чтения на языке. После 1-го цикла человек должен уметь выразить свою мысль на чужом языке и быть правильно понятым, но речь его может быть еще не свободна от ошибок и некорректностей.

Второй цикл – развитие и коррекция речи, в том числе монологической речи, т.е. умения не просто поговорить, но и выступить на языке перед аудиторией (с речью, докладом, тостом), излагая свою точку зрения по тому или иному вопросу. На 2-м цикле слушатели участвуют в конференциях, совещаниях, дискуссиях за круглым столом. На 2-м цикле начинается серьезное изучение грамматики с тем, чтобы та речь, которая породилась на 1-м цикле, теперь стала грамотной и правильной. Кроме того, начиная со 2-го цикла, слушатели смотрят и обсуждают кинофильмы на языке, а также читают любую литературу без словаря, понимая общий смысл (экстенсивное чтение).

На 3-м цикле слушатели участвуют в дискуссиях, где необходимо не только изложить свои взгляды, но и отстоять их в споре, опровергнуть точку зрения оппонента. При этом совершенствуются и развиваются все виды речевой деятельности. Продолжается изучение грамматики и других аспектов языка как системы, чтение и анализ литературы, просмотр кинофильмов на языке. Развиваются практические навыки устного и письменного перевода. К концу 3-го цикла слушатели обладают достаточно развитой и грамотной речью и не испытывают затруднений при общении на языке.

Есть еще дополнительные циклы – так называемая "пропедевтика" и "бизнес-курс", содержанием которых является развитие навыков делового общения на языке, а также совершенствование всех остальных аспектов владения языком.

Слушателям занятия по эмоционально-смысловому методу обычно нравятся. У них меняется само отношение к языку: его перестаешь бояться, он становится своим, из набора чужих слов и непонятных правил язык превращается в легкое и приятное средство общения. Во-первых, впечатляют достигнутые результаты, а во-вторых, непринужденная обстановка и доброжелательная атмосфера на занятиях, общение с новыми друзьями. Занятия проходят интересно, весело и легко – в режиме отдыха. Нет обязательных домашних заданий, которые требуется выполнить и предъявить к заданному сроку. Если некоторые о чем-то и жалеют, то только о том, что поздно узнали о таком методе и зря тратили раньше время и деньги.

(См. Отзывы слушателей).

Другое дело – не каждый преподаватель может работать по эмоционально-смысловому методу. Тут мало самому знать язык, недостаточно быть грамотным лингвистом и талантливым учителем. Преподаватель по методу Шехтера должен быть еще и хорошим психологом, и актером, и режиссером. Даже после прохождения переподготовки у И.Ю. Шехтера вести занятия по этому методу хорошо получается не у каждого. Поэтому подготовлены сотни преподавателей, а реально работают единицы. И я полагаю, что именно в этом кроются источники скептицизма: с недоверием к новому методу относятся только те преподаватели и руководители языковых курсов, которые сами методом Шехтера не владеют.

Метод Шехтера лучше других потому, что он более естественный, а другие хуже тем, что они менее естественны. В традиционных методах нет ничего такого, чего нельзя было бы применить на занятиях по Шехтеру. Мы занимаемся всеми аспектами языка, но не заставляем студентов начинать с изучения того, что поначалу знать необязательно. Всему свое время и свое место.


?

Log in

No account? Create an account